?

Log in

No account? Create an account
Стихи Татьяны (Танды) Луговской
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in tanda_stihi's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Friday, February 1st, 2013
12:52 am
Сумма за октябрь 2011 - январь 2013
   Hitchhiker's Guide

Если вдруг показалось,
Что ты знаешь людей,
Что они предсказуемы и понятны, -
Время выйти в дорогу.
*
На заправке неподалёку от Краутаузена
(Мятный чай и спецпредложение дня:
Шоколадные пончики!)
Наш водитель Байджан
Разговорился со стариком.
*
Белая куртка, белые спортивные брюки, белые ботинки,
Типичное лицо бюргера,
Неопределяемый возраст европейца:
Шестьдесят пять? Восемьдесят?
Опирается на костыль.
*
Он смертельно болен.
*
Я не разобрала точного диагноза,
Но болезнь, поднимаясь от ноги,
За три месяца доберётся до сердца.
Это не лечат.
*
Поэтому старик из Осло
Отправился в швейцарскую
Очень специальную клинику,
Где сначала долго спрашивают,
Действительно ли человек хочет именно к ним,
А лечение -
Единственная инъекция,
Она же последняя,
Наверняка.
*
По дороге старик решил заехать во все города,
Где живут его друзья -
Попрощаться.
*
Отправился автостопом.
*
У нас в машине не было места.
*
Байджан угостил старика
Яблоком, бананом и бутербродом с курятиной.
Старик взял, поблагодарил,
Сказал мне (видно, приняв нас за пару):
«Береги его, он классный парень!»
И направился к подъехавшему грузовику.
Договорился с водителем.
Уехал.
*
Байджан действительно хороший.
Он долго курил,
А потом дал мне бумажных салфеток -
Когда бутерброд с курятиной
Вдруг стал слишком солёным.
*
Порой мир сияет так,
Что глазам нестерпимо больно.

Сумма за октябрь 2011 - январь 2013Collapse )
Thursday, November 11th, 2010
9:25 am
Сумма за сентябрь-октябрь - 2010
   Подпольное агитационное выступление против засилья жаворонков
Если совы будут править миром,
Станет мир приветливым и милым:
Посдаём будильники в музеи -
Пусть на них глазеют ротозеи;
Школа, вуз, работа - всё с полудня
(Это, разумеется, по будням);
Транспорт - до утра, кафе - тем паче
(Вдумайтесь: возможно ли иначе?);
Астрономов будет - море просто:
Телескоп бери, гляди на звёзды;
Счастье для художников-поэтов -
Вдоволь и закатов, и рассветов;
Недосып останется лишь мифом...

Совы, ну? Захватим власть над миром?

Сумма за сентябрь-октябрь - 2010Collapse )
Friday, September 3rd, 2010
4:51 pm
Сумма за апрель-август - 2010
            Жанне, после

Церковь святой Жанны д'Арк построена в стиле
"Хрен-знает-что-ещё-нахлобучим-сверху".
Общая крыша соединяет её с рядами,
Где торгуют клубникой, маслинами, белым плесневым сыром.

С одной стороны стена, на которой написано нечто типа:
"Ты была клёвой, получился полный отстой, ну, уроды, просим пардону".
Крест приткнут не на крыше церкви, а с другой стороны - он
Металлический, полированный, сияет в глаза исправно,
Многоразовый, выдержит сотню костров, экономия, блин, сплошная.

Место, где Жанну сожгли, тоже неподалёку -
Судя по указателю, прямо в клумбе с подсолнухами-лопухами.
В землю воткнута белая ботаническая табличка:
Ожидаешь "cactus vulgaris", а это - про казнь и пламя.

Лопухов зелёные тряпки на тёплом ветру кайфуют.
Расскажи, чем стал сейчас пепел глаз твоих, девочка Жанна?
Пять веков с походом - вряд ли он остался в Руане:
Вынесен ли он в Атлантику томной, вальяжной Сеной,
Выпал ли в Антарктиде колким снегом поверх пингвинов,
Был ли размешан ногами в глине африканских просторов?

Пять веков выглаживают желтоватые камни Руана.
Церковь получила новую кость и активно хвостом виляет.
Ты получила сначала опыт, которым не поделиться,
Потом короткую злую боль и обычное ничто после смерти.
Тот, кто пришёл в твою башню, Жанна, поднялся по старым ступеням,
Может подумать о вечном. А может и не подумать.

Сумма за апрель-август - 2010Collapse )
4:45 pm
Сумма за январь-март - 2010
            Волна смерти

При обследовании поставили диагноз
"ВСД с пароксизмами и судорожная готовность" -
Полагая: звучит лучше, чем "хрен его знает".
Я называю это "волной смерти".

Это не депрессия.
Благо депрессии в том, что она ослабляет.
Легче всего застыть в киселе времени -
Зависнешь ли в толще, опустишься на дно или всплывёшь,
Но всё это медленно и мимо твоей воли.

Это не истерика.
Истерика имеет чёткую спусковую причину
И точку сброса напряжения.
Выкричаться, ударить, получить пару оплеух -
Много прекрасных действенных рецептов.
Просто прелесть.

Это не аутоагрессия.
Не кризис -дцатилетних.
Не психоз, невроз и прочая страна Оз.

Это - когда тебя заливает чернотой изнутри,
Начиная с головы
(Смола, уголь, гагат по сравнению с нею -
Белее высокогорного снега и облаков над ним).
Чернота растворяет тебя,
И диффузией по нейронам приходит требование самоубийства.
Категорическое. Потому что. Немедленно.

Надо очень любить жизнь, чтобы не поддаться.

Сила волны в том, что она стихия.
Течение не знает усталости, милосердия и тому подобных рефлексий:
Разлив, сужение русла, пороги, водоворот.
Включается туннельное зрение. Глаза видят яркую точку -
До неё сокращается мир. Потом и она тускнеет.

Сознание затоплено. Управление перехвачено.

Сила тела - в цепких пальцах,
Ухватившихся за книжные полки или камни у берега.
Ноги сдаются раньше. Руки обмануть сложнее -
Тело орёт: "Я хочу жить!!!" и судорога сводит кисти:
Продержаться. Отхлынет.

Любить жизнь как необходимое техническое условие.

Психолог говорит: "Не ко мне, это органика".
Психиатр: "Это органика, не ко мне".
Рентген, энцефалограмма, компьютерная и магнитно-резонансная томограммы,
Найдено то и это, только ничего не объясняет.
Органика, перегной, кладбищенская земля,
Бедный Йорик-Ланкастер, гибридный розовый куст...
Ногти впиваются в ладони -
Боль глушится на периферии восприятия.
Приказ понятен, недвусмысленен, уклонения не предусматривает.

Продержаться. Отхлынет.
Надо очень любить жизнь, чтобы не поддаться.

Сумма за январь-март - 2010Collapse )
4:34 pm
Сумма за декабрь - 2009
            Призрак старой любви

Призрак старой любви входит в дом, словно ласковый дождь.
Призрак старой любви - чуть помедлишь, потом позовёшь.
Занавески качнутся и впустят актёра на сцену -
Начинается вальс призрака старой любви.

Первый шаг - осторожно, паркет под ногами нетвёрд,
Шаг второй - там упругие волны, солёный раствор
Небывалого в том, что уже отболело когда-то,
И вокруг только вальс призрака старой любви.

Бьётся пена вокруг. Ты тогда танцевать не смогла,
Прогорела дотла и развеяна ветром была,
Это море тебя собрало - по осколку, песчинке -
И выносит прибоем к призраку старой любви.

Значит, шаг, и ещё, и - себя позабыв - разворот,
И раскрыться вперёд, и сегодня никто не умрёт,
И замрёт бирюзовое зыбкое время на вдохе -
Это вальс, это вальс призрака старой любви.

Сумма за декабрь - 2009Collapse )
Saturday, December 12th, 2009
7:34 am
Сумма за июнь-ноябрь - 2009
            Живописец Бернардо Беллотто

Живописец Бернардо Беллотто носил прозвище Каналетто,
Как и несколько поколений предков-венецианцев -
Вот такое фамильное дело, традиция, вековая добрая слава.

Из прозвища очевидно, что все они рисовали каналы:
Мерно бьётся аквамариновая кровь в артериях города,
Небо льётся по ним, обнимает дома, подмигивает мостам.
Что было раньше? Бесновалось неукрощённое море,
Покрывался сизым мхом нетёсанный бесформенный камень,
Но по воле человека смирились стихии – и в воде отразились палаццо:
Ажурные, стреловидные, сводчатые, хрустально-стекольные,
Розовые, белоснежные, с арками, балконами, фресками...
"Так будет!" - пожелал человек. И так стало.

Позже это назовут "изменением реальности".

Живописец Бернардо Беллотто из Италии приехал в Варшаву.
Вместо Большого канала здесь взрезала пейзаж могучая Висла:
Глазам не было одиноко без вечнодвижущегося водного зеркала.

Каналетто - мастер своего дела, умения, закреплённого в генах, -
Выписывал окна, откуда глядят бравые кавалеры и прекрасные пани,
Солнечные лучи, бегущие по крышам и ласкающие барельефы,
Плавные линии лестниц, орнаменты на фасадах.
Однако будучи итальянцем - то есть всё же немножечко Труффальдино -
Живописец Бернардо не мог не... - кто сказал "соврать?" - ...приукрасить, конечно,
Привнести чуть больше изящества, утончённости и улыбки:
Там добавит лишнюю завитушку, тут скульптур понаставит,
А ещё поправит роспись... - да-да, и здесь её не хватает тоже! -
...И чуть выгнет лепестки цветок, вдруг проросший сквозь камень.
Бернардо Беллотто хотел, чтобы так - было.

Позже это назовут "видением художника".

Живописец Бернардо Беллотто по прозвищу Каналетто
Скончался шестидесяти лет от роду, в тысяча семьсот восьмидесятом.
Славную жизнь завершив в не худшее время.

С той поры по Польше прокатилось немало бед, но через полтора столетия
Наступила та, горше которой эта земля ещё не видала,
И в руинах лежала piękne miasto Warszawa.
Воля к разрушению - тоже воля, и взрыв разбивает камни.
Позже это назовут "преступлением против человечества". Легче ли погибшим?

У варшавян есть поговорка, повседневная, как воздух,
Приблизительно на русский её можно перевести так:
"Ещё и не то переживём, а в хорошей компании будем жить долго", -
Вы ведь знаете, что Варшаву не удалось убить, правда?

Там осталась хорошая компания - и она взялась за дело.
Однако уничтожены были не только стены и витражи -
Строительная документация тоже погребена под завалами:
До неё ли было в огненных волнах агонизирующей войны?

Восстанавливали по кусочкам, ненадёжным осколкам памяти,
Пока не вспомнили об - уцелевших! - картинах итальянского мастера,
Аккуратного и подробного (в восемнадцатом веке не принято торопиться),
Полагавшего, что берега каналов обязаны быть устойчивыми,
Любовавшегося Вислой и её каменным обрамлением:
Замками, особняками, мостами... Помните, как шутил Каналетто?

В итоге по его пейзажам и отстраивали столицу.
Через пару десятилетий, конечно, нашлись фотографии старой Варшавы,
Убедительно показавшие, где что было не так (а скучнее или тусклее).
Как вы думаете - стали перестраивать?

Живописец Бернардо Беллотто захотел: "Так - будет!". Так теперь и есть.

Позже это назовут... Но мы не услышим.

Сумма за июнь-ноябрь - 2009Collapse )
Tuesday, June 2nd, 2009
2:32 pm
Сумма за январь-май - 2009
            Мастер чайной церемонии

Мастер чайной церемонии,
Президент Академии изящных искусств,
Археолог, художник и литератор
Господин Окакура
Пишет книгу о чае.

Чай – это наслаждение миром, говорит он,
Что внятно и Востоку, и Западу.
Чай облегчает усталость и радует душу.
Глоток янтарной жидкости может дать посвящённому
Соприкосновение с учениями Конфуция, Лао-цзы и Шакьямуни.
Чайная церемония – искусство передать мысль о том,
О чём говорить не смеешь.
Это радуга, сшивающая расколотое небо любовью.
Закатный свет мягко касается бамбука,
В напеве закипающего чайника слышны
Нежное журчание ручья и шелест сосен.
Давайте же выпьем чаю!

Чай, прозрачные листья-лепестки,
Облака в ясном небе,
Водяная лилия в изумрудных струях,
Космический закон в хрупкой фарфоровой чашке
Цвета слоновьей кости.
Мы стесняем себя в мелочах,
Ибо в нас таится мало великого,
Чаша наслаждения слишком легко
Переливается через край слезами
И осушается до дна жаждой бесконечного.
Но чайный мастер, подобно умелому арфисту,
Может извлечь прекрасную музыку из струн души:
Забытые воспоминания вернутся к нам,
Надежды, раздавленные страхом, засияют вновь...
Давайте же выпьем чаю!

Чайная комната – оазис
В печальной пустыне существования,
Где усталые путники пьют золотой эликсир
Из одного источника – высшего блаженства.
Взгляните вокруг:
Мы злы, ибо слишком много думаем о себе.
Мы никогда не прощаем другим, ибо знаем, что сами неправы.
Мы носимся со своей совестью – и боимся сказать правду другим.
Мы ищем убежища в гордости – и боимся сказать правду себе.
Образование поощряет невежество.
Религия – чтение морали, освященное цветами и музыкой:
Отнимите у церкви ее украшения - что останется?
Но когда трое попробовали уксус,
Прозаик Конфуций сказал про кислоту,
Будда заметил лишь горечь,
А Лао-цзы, игравший с пустотой, улыбнулся: «Сладко!».
Будем поэтами –
Давайте же выпьем чаю!

Господин Осакура завершил свою книгу
Рассказом о Рикью, великом мастере чая,
Принесшем столь много прекрасного в жизнь людей
И оклеветанном в глазах правителя.
Перед смертью Рикью провёл чайную церемонию для друзей,
Разбил свою чашку, дабы не осквернить никого несчастием,
Долго смотрел на порозовевшее лезвие меча,
Посвятив ему, ведшему в вечность, последнее хокку,
И с улыбкой ушёл в неведомое.

Культ чая, говорит господин Осакура
(И лицо его бесстрастно, а в глазах боль),
Посвящение себя Королеве Камелий,
А не бесстыдному Вакху или кровавому Марсу – так вы понимаете? -
Само по себе есть культ Несовершенного,
Слабая попытка создать хоть что-то возможное
В невозможных условиях, называемых жизнью.
Сколь много крови не пролилось бы,
Если бы враждующих успокоила терпкая, тёплая яшмовая пена!
Давайте же выпьем чаю!

Господин Осакура,
Археолог, художник и литератор,
Президент Академии изящных искусств,
Своей книгой о чайной церемонии -
Ведь такой красоте и гармонии нельзя не отозваться! -
Старался предотвратить мировые войны.

Он не смог изменить
Образа Японии в глазах европейцев,
Равно и не успокоил пыла соотечественников.

Как и в прошлом,
До спасительного оазиса добралось слишком мало путников.

Убитые – убиты.
Разрушенное – разрушено.
Сожжённое – сожжено.
Из каких лакированных чашек пили в Нагасаки?

Книга была переведена позднее.

Давайте же выпьем чаю!
О, давайте же выпьем чаю!

Сумма за январь-май - 2009Collapse )
2:21 pm
Сумма за декабрь-2008
ибо решила, что хватит уже отлынивать и проклинать лета, что к суровой прозе клонят :)

            Дождь о войне

Дождь за окном проливной, декабря пузырится начало,
города Санкт-Петербурга, а может быть, и Сан-Франциско,
или Сантьяго, но город набух и отдушина только в дожде,
только б струился по стёклам, граниту и лицам,
только б морочил скорей, промывал, как старатель,
может, отыщется где непустая порода,
только поток этот - вышитый чёрным асфальт.

Если закончится дождь, и не выпадет снега, и солнце
не разорвёт эти тучи, а то не расплавит, как сахар на ложке
тонким, почти что невидимым и паутинным сиропом,
лучше не думать, не думать, не думать, что будет тогда.

Все говорят о войне как желанной, и не миновать,
все говорят о войне, о провале в свинцовую яму,
здесь выбирают врагов полной жменей бочонков лото,
слову они сообщают округлость, как будто надежду,
что от войны будет вкусный пирог с непременной корицей,
что от войны будет правда... и кровь приливает к губам.

Все говорят о войне, это ненависть, кран перекрыть -
сорвана напрочь резьба, удержать не придётся,
видно, найдётся и пуля гламурной расцветки,
перелистай-ка журналы, вот эта тебе подойдёт,
слабые пальцы знакомы лишь с клавиатурой,
все говорят о войне, это оползень, глина скользит,
перемешает слои, разлетелась колода, разбит
калейдоскоп, и стеклянная пыль, с новым годом,
оползень - это земля под ногами, а крылья не нам,
если найдут, опознают, и рот твой забит будет пылью и тьмой,
грубо, по горло, и ниже, до лёгких, война, понимаешь, война.

Дождь, продолжайся, во время дождя воевать
значит казаться смешным - для иных пострашнее, чем смерть:
смерть, понадейся, - другим, идиотом - вот ты и сейчас,
мокрые пряди, рубаха прилипла, ослепли очки,
будешь орать, поднимая в атаку, - так голос сорвёшь,
если уж начал - не выпить глинтвейна; солжёшь, называя ненастьем
то, что спасенье. Любовникам только в дожде
льнуть, танцевать, веселиться. Убийцам - сухая погода.

Все говорят о войне - будто в школьном бежать коридоре,
и зацепиться, и рухнуть: подножка, паркетина слишком натёрта,
или к ремонту в учительской вот привезли батареи,
или навстречу Арина, Оксана, Марьям -
и засмотреться ей вслед, не заметить того, впереди,
и распластаться, как будто в гербарии, книгу захлопнут -
а из портфеля лишь рыжие вскачь мандарины,
кровь их испачкает.

Девочка, ты всё равно подбери их.

Сумма за декабрь - 2008Collapse )
Friday, December 5th, 2008
8:12 am
Сумма за ноябрь - 2008
            Венеция, часть очередная

Под мостом Риальто - жидкая, чуть радужная вечность.
В вечности плавают палочка для чистки ушей и яблочный огрызок.

Палочка говорит:
- Венецию поглотит море.
Оно плещется неизбежно, и водоросли слой за слоем
Нарастают на ступенях и душах.
Отложения солей, геологический процесс, и каждый - песчинка,
Не очистить, не убрать, не сбросить -
Некому, не хватит времени, сил, жизни самой...

В вечности покачивается жёлтая пластмассовая полоска.

- Фигня это, - отвечает огрызок, - авось прорвёмся.
Да, вода разъедает мягкие ткани,
Да, уже не чувствую боками алую радость солнца,
Но ещё сердцевина, сомкнутые полупрозрачные створки,
Солёная вечность туда ещё не пробралась,
Кажется, нет, точно, не пробралась, а значит,
Я ещё зазеленею в маленьком сквере,
Стану плотным, с гладкой корой на ветках, стволом шершавым,
Обхватить рукой, не то щекой прикоснуться или ветру взъерошить,
Стану лиственной тенистой шапкой, потом стану плотью острова
Или хотя бы спинкой скамейки возле какого-нибудь палаццо,
И я, вот лично я не позволю морю скрыть Венецию,
Слизать серо-голубым языком, растворить в лагуне:
Против этого корни моих семян, суть моя, сердце моё.

Волна приподнимается и бережно кладёт огрызок
Неподалёку от моста Риальто.

Сумма за ноябрь - 2008Collapse )
Friday, November 14th, 2008
2:32 am
Сумма за октябрь - 2008
            Вначале осень

Вначале осень, музыка потом:

Рябина, раздвигающая грозди,
И клёны, рыже-алые в лиловость,
И позолота мелкая берёз -
Чешуйки осыпающейся рыбы,
И липы выцветающая зелень.

Корректная дубовая листва,
Прильнув, мешает дотлевать окуркам:
"Не время, - говорит, - ещё не время,
Ещё хранить рубиновое пламя..." -
Что подтверждает россыпь габаритов -
Скользящих глаз, без устали глядящих
В немеркнущие улицы Москвы.

И музыка: Рахманиновский зал,
Ступени вниз, шагни заворожённо,
Афиши на ветру плескались: "Конкурс
Такой-то для таких-то категорий",
А музыка им возражала: волны,
Кружила переливчатым потоком,
Дробилась в бриллианты водопада,
И замирала на короткий вдох -
Творила мир.

                              В кофейне за углом
Беспечные толпились конкурсанты,
Смеялись, на лету ловили листья,
И мимо блюдец стряхивали пепел,
Неосторожно разливали кофе,
Споткнувшись о забытые футляры,
И обсуждали трио до-мажор.

Они на миг укрыты этим миром.
Они ещё не перешли дорогу.
Над ними не мигали габариты.

Неведомо, кого из них убьют -
За тёмный волос, глаз не тот разрез,
Не ту походку, говор, кошелёк -
Для смерти здесь причинам несть числа,
А музыке всегда не уберечься:
Когда с ладони кормишь пустоту,
Уже не спрятать руки за спиною -
Ты выхвачен прожекторным лучом,
И зал вокруг темнее с каждой нотой.

Но что же делать, если бьётся осень
В виски, всё так же падает на душу
Увядший лист, за ним ещё, ещё...

Растерянно руками разведёт
Неловкий сизо-патинный Чайковский
(Пока, на удивленье, не снесённый -
Во благо для общественной морали -
Распоряженьем города Москвы):

Холодная и светлая дорога
Идти по иглам, по отточьям нот -
Они всегда недалеко от сердца.

Вначале осень. Музыка всегда.

А музыка плыла, плыла, плыла.
А конкурсанты пили сладкий кофе.
А на асфальте голуби дрались.

Сумма за октябрь - 2008Collapse )
Monday, October 6th, 2008
2:32 am
Сумма за май-сентябрь - 2008
                                    * * *
Самым страшным стихам - не о смерти: что вдруг не будет больше стихов -
Расскажи. Да сколько же можно, говорю, повторяю, вот
И рукою по волосам, золотистый отблеск, далеко ли до облаков,
Дотянуться в ранний рассвет, запылившийся синий свод,

А не будет - так проживём, ну яичница белоглазая по утрам,
Ну некрепкий чай горчит, будто пару дней уже простоял,
Где тут корни, где метастазы, грибница, эктодерма или мездра,
Лимфа-корочка вдоль царапин, антидотом тронутый яд,

И ведь даже не захлебнуться, не забиться в истерике, не и ни,
Одеяло сворачивается улиткой: рожки-рожки, а где твой дом,
Заходи, говорю, ключи с тобой, а не сможешь, так позвони,
Будет сладко нам и жарко... А бесстишье будет потом,

Вроде смотришь в небо, а не ухватить глагола, скользкая чешуя,
Бьёт хвостом и прячется меж камней, остаётся в темнеющей глубине,
И не выдохнуть: потому что если без голоса - это уже не я,
Вроде жизнь такая хорошая - да течёт уже не во мне.

Сумма за май-сентябрь - 2008. Кот наплакал, в общем-тоCollapse )
Monday, May 5th, 2008
3:53 pm
Сумма за апрель-2008
            Плиний

Надо бежать - вперёд, и не медли, не спрашивай у меня,
Будет ещё над тобою небо и тень змеиных разрезанных языков,
Пальмовых листьев - обносков ветра, пьяных туч толкотня...
Что я сейчас подскажу, что увижу? Ошибиться легко,

Облако-пиния, серые пятна, мелко дрожит земля,
Мы повернули - паршивое дело, что по всему видать:
Если кто спастись и сумеет - только на кораблях
(Вот только если горячей грязью не обратится вода).

Мы ведь уже не успели к Помпеям, к Стабиям подошли,
Сколько ни есть, а всё же эскадра, серный дым укрывает день,
Эвакуация сквозь пожары, беспощадный ответ земли,
И рыжеглазы потоки лавы, не уйти по воде,

Рядом со мною падают камни, пепла уже полно...
Ты торопись вскипающим морем, волны безжалостно разрезай,
Может, ещё я закончу книгу, и вместе выпьем не по одной...
Знаешь, похоже, тут будет жарко. Вот уже и совсем темно.
Люди вокруг кричат, да не плачут - вмиг высыхает слеза.

Cумма за апрель-2008. Совсем мало в этот разCollapse )
Monday, April 7th, 2008
10:25 pm
Сумма за март-2008
   Занимательная геометрия новейших времён

Проще всего нарисовать круг. Хотя бы кривой круг.
Тот, кто в кругу - несомненно (или сомнительно) друг,
Тот, кто за кругом - за ойкуменным краем, можно потолковать у камина,
Но этот вот закружной - не мы, и всё, что о нём - мимо.

Можно ещё нарисовать квадрат. Хотя бы неровный квадрат.
Тот, кто в квадрате - просто обязан быть рад:
У него есть набор предусмотренных благ, и чтоб добра от добра не искал,
Ибо поиски те - от лукавого. Лукавый глядит из зеркал.

Можно нарисовать треугольник, но только носом вверх -
Что очевидно так же, как после среды четверг,
Треугольник же, покачивающийся на одном из углов,
Вольнодумен, подозрителен и добрых не стоит слов.

Тот же, кто рисует зигзаг, рыбий хвост и автопортрет,
Вскоре рванётся из-за колючей проволоки, и предрассветный бред
Его коснётся холодными пальцами: во тьме не видно ни зги,
А перед глазами ещё горят квадраты, а после круги, круги...

Cумма за март-2008Collapse )
Saturday, March 1st, 2008
12:06 am
Сумма за январь-февраль-2008
            Галактика-блюз
                  Памяти Станислава Лема

Если покажется, что ты забыт, покинут и одинок,
Что от тебя отвернулись все, кто вчера целовал,
Думай о галактиках, бэби, они не подведут. Всё равно
Им безразличны любые жизни и любые слова.

Если покажется, что зря родился и нет тебе места тут,
И уже примеришься: кровь уйдёт - в какой водосток,
Думай о галактиках, бэби, вот они уж точно не подведут,
Не померкнут звёзды, не замедлится ни один спиральный поток.

Укрывайся за словами: не слёзы, а соляной раствор,
Не душа на части рвётся, а что-нибудь про нейронную сеть;
и
Думай о галактиках - они не подводили ещё никого,
Там запасено красоты на всех и смерти тоже на всех.

Cумма за январь-февраль-2008Collapse )
Monday, January 28th, 2008
3:25 am
Cумма за декабрь-2007
               Закат

Закат пылает, гляди, гляди,
уже неважно, что впереди,
уже неважно, что под рукой,
такой закат, непокой такой,
и небо взрезано, как ножом,
инверсионным; и виражом
асфальту скулы уже свело,
закат стучится в стекло, в стекло,
закат пульсирует - точка, ти-
ре, от окон не отойти,
уже просеяны облака,
закат пульсирует у виска,
такой тоскою, почти бедой,
и ледяною живой водой,
вот тем и живы, не зря, не зря,
и гаснет золото декабря.

Cумма за декабрь-2007Collapse )
Monday, December 3rd, 2007
1:08 am
Сумма за ноябрь-2007
               Троллейбус

Когда последний троллейбус уходит в утреннюю печаль,
Небо нависает - серое ли, голубое - и ставит свою печать,

Мол, измерены, взвешены, поджечь, соединить контакты на три-два-пли,
И одежда, что сорвана взрывом, уже коснулась земли,

И воздушный шарик, конечно, лопнул, а кто-то скажет, что улетел,
И они лежат, глядя в то, что осталось от неба, - тем, что осталось от тел,

А другие смотрят на их фотографии, и, не отводя глаза,
Утверждают: снимать такое никак, ну никак нельзя,

А они лежат, утверждая присутствие смерти там, где быть её не должно, -
Ибо каждому мнился путь на работу, на лекции и в кино,

Им немыслимо всё равно, убитый не стыдится своей наготы -
Смерть стирает неважное, потом стирает остальные черты,

И последний троллейбус, разорванный поперёк,
Так баюкал людей в ладонях, да всё же не уберёг.

Cумма за ноябрь-2007Collapse )
12:27 am
Сумма за октябрь-2007
                    * * *
А прощаться с тобою немыслимо, словно дышать стеклом,
И вцепляюсь тебе в рукав – так лемуры или, скажем, коалы хватаются за стволы,
Потому что упасть – это стать внизу обломком, торфом, углём,
Взвесью, смесью, субстанцией, в лучшем случае – просто пятном золы.

Я так верю тебе – как родные средь волн ищут рыбаков, унесённых в шторма:
До солёной рези вглядеться в прихотливый зыбкий рисунок вод,
И потом сквозь слёзы смотреть, пока надежда, пока не спустилась тьма,
Да и после глаз не закрыть – быть может, близко они, спасенье рядом, вот-вот...

Я слегка боюсь тебя: влюблённого проще убить, чем сорвать чуть подсохший лист -
А потом по желтизне опавшей с голубоглазым треском искрит трамвай...
Не смахни меня прочь ненароком – право слово, вдосталь будет ещё земли, -
Ну хоть за стихи, за соприкосновение губ, хоть за что-то, в общем, не убивай.

Cумма за октябрь-2007Collapse )
Tuesday, October 2nd, 2007
1:18 am
Сумма за сентябрь-2007
               Вновь-Венеция

                                        Город-город-леденец,
                                        Отпусти же наконец!

Нет, не отпускай, ты мне снишься,
         я в петле Большого Канала, как в спасательном круге,
Жаль, кольцо в лагуну не бросила -
         а как твоё солнце мне золотило руку!
Я везде своя: белокожа на севере,
         сквозь язык неведомый говорлива на юге,
Но от поцелуев твоих, Венеция, вишнёвы губы,
                           и они горят-говорят про разлуку.

Venus, перламутроворождённая в сияньи,
                  под прядью пульсирующая голубая вена,
И кого дворцы твои высматривают сквозь водоросли -
                                                                        не меня ли?
Узкогорлое переулочное спасенье
         немыслимо, невесомо и незабвенно,
Разве мы с тобой не знали, что так и будет
         (а то беглец с Васильевского молчал!) - да конечно, знали,

Полнолунный шорох мой,
         розовые фонари вдоль воды у Сан-Марко,
А повыше изгиба – набережная Смерти
                  в набережную Смысла впадает,
В карнавальном наряде твоём
         изумрудно-ярко, опасно, жарко,
И не вылечиться ни грибным дождём сквозь радугу,
                                                      ни аэропортной далью.

Ты мне снишься -
         щедра, лилова, осколочна, ласково-шелковиста,
Разве дар тебе – этот взгляд влюблённого
                                    сквозь очки близоруко-рыбьи?
Разве дар тебе – признание нелепого прохожего,
                                             нечаянного очевидца?
Я кладу листок на воды твои.
                           А потом прорастают и паруса, и крылья.

Cумма за сентябрь-2007Collapse )
Saturday, September 22nd, 2007
11:26 pm
Сумма за август-2007
               Потопесенка

- Эй, чувак! - сказали ему. - По прогнозам, тут будет мокро.
Не, в натуре, чувак, будет здесь всерьёз, по-взрослому мокро.
Как сказали бы классики, до невыносимости мокро.
Так что ладь свою лодку и дуй отседа, пока могёшь.

Посмотрел удивлённо на них и пожал плечами,
Почесал в затылке неспешно, пожал плечами,
Оглянулся вокруг и снова пожал плечами:
- Типа чё, не видал я этот грёбаный дождь?

- Не, чувак, - сказали, - да ты в натуре не понял,
Ты дожди видал, но с этим дождём ты не понял,
Ливанёт сейчас так, что с пляжа всех, кто не понял,
И тебя туда же, поэтому знаешь, давай вали.

- Ну, во-первых, начнём с того, что я не умею плавать,
Во-вторых, моё жильё никак не умеет плавать,
И земля вокруг ну вот совсем не умеет плавать,
Ну а если прольётся - то сколько там будет лить?

- Ну, как знаешь, - рукой махнули, - а мы ведь предупреждали,
Вроде типа неглупый чувак, и мы ведь предупреждали,
Скоро волны схлестнутся здесь, а мы ведь предупреждали,
И ещё по делу чего сказать, уж поверь, могли б...

Ну а он смеялся в бороду незаметно,
И смотрел им вослед, но искоса, незаметно,
И куски от хлеба отламывал незаметно,
И кормил пучеглазых и длиннохвостых рыб.

И ему танцевали рыбы, как жить водою,
Как скользить водою и вдоволь дышать водою,
Как любить, перетекая, чистой водою,
Повторяли так терпеливо, жабрами шевеля,

И когда с небес по водной глади ударили струи,
Он лишь голову запрокинул, лицо подставил под струи,
И ловил губами бессолевые тугие струи,
И под ним была гранитно-недвижная, неброшенная земля.

Cумма за август-2007Collapse )
Friday, August 17th, 2007
1:29 pm
Сумма за июль-2007
                    * * *
В Питере привыкаешь вдумчиво пробовать серый цвет -
Он жемчужный, тёмно-лимонный, дымчато-голубой,
Он клубится вплотную к балкону, скатывается по листве,
Он к ногам ласкается, увязывается за тобой,
Оборачивается кошкой, мышкой, книжным листом в метро,
Это платье ажурное, тёплый свитер пуховый, ремень, берет,
На каналах серые блики, от серого в небесах пестро,
Он летит по лезвию, ускользает от сигарет,
Начинаются сумерки, szara godzina, весь город только в ч\б,
И дотронуться так легко, и не встретиться так легко,
"Хорошо, что вернулась, - улыбается, - ведь я скучал по тебе",
И целует, и на губах не сохнет солёное балтийское молоко.

Cумма за июль-2007Collapse )
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com